Из истории ресторанов и кафе Владивостока. Когда-то, в 1919-1922 гг., здесь существовал знаменитый кабачок футуристов “Балаганчик’’, основанный Давидом Бурлюком, другом Владимира Маяковского. В ресторане любила собираться богема и элита Владивостока, известные писатели, поэты, художники музыканты и актеры. Тип кухни: европейская, русская.Количество посадочных мест:до 40.Общая вместимость:до 40 чел.Средний счёт на человека:1000-1500.Cобственная кондитерская.Кальян.Проведение банкетов.Живая музыка.Вместимость vip зон:10 максимум.Количество мягких зон/vip зон:1.Наличие точки доступа к интернету Wi-Fi.Бизнес-ланч.Здесь вкусно и недорого кормят.Можно отдохнуть от суеты и провести вечер с любимым человеком. Porto Franco – Вольная Гавань.
Знаменитый "Порто-Франко" занимает особое место среди кафе Владивостока. В ресторане любила собираться богема и элита. Тип кухни: европейская, русская. И вот уже мысли быстрей лошадиных копыт несутся туда, где вечный праздник, где коньячное марево, перемешанное с французским парфюмом, сладко дурманит сознание и тянет всю суть твою в какой то другой мир, в какую-то новую галактику, готовую приоткрыть свои таинственные двери, на которых висит табличка: Балаганчик «Порто Франко». Для тех, кто любит Жить!Рестораны Владивостока славятся своей кухней. Можно отдохнуть от суеты и провести вечер с любимым человеком. Porto Franco – ресторан во Владивостоке. На сегодняшний день на Дальнем Востоке это в некоем смысле уникальное заведение стиля Модерн, сочетающего в себе лучшие традиции ресторанной культуры, присущие Владивостоку дореволюционного периода - как в кулинарии, так и в развлечениях. Рестораны и кафе Владивостока Вас ждут.
- Эй, извозчик! - Куда прикажете, барин? В старинный "Порто-Франко". - На Светланку. Он занимает особое место среди кафе Владивостока. В ресторане любила собираться богема и элита. Тип кухни: европейская, русская. И белоснежный лайнер–франт, и яхта, грациозная мадам,Простая лодочка–девица, трудяга сейнер–рыбачок,В порту свободном Порто–Франко вам одинаковый почет!Рестораны Владивостока славятся своей кухней. Отдохнуть от суеты и провести вечер с любимым человеком. Porto Franco – ресторан во Владивостоке. Изысканный Бар, как старинный корабль, замер у последнего причала, который представляет собой нечто наподобие театральной площадки, оснащенной по традиционным правилам театрального устройства. Шикарный занавес будоражит эмоции и заставляет ждать чуда. Ничем не закрытые старинной кладки стены лишь подчеркивают почтенный возраст этого много повидавшего прекрасного исторического места, приносящего людям радость.Рестораны и кафе Владивостока Вас ждут.
Знаменитый "Порто-Франко" занимает особое место среди кафе Владивостока. В ресторане любила собираться богема и элита . Тип кухни: европейская, русская. рестораны владивостока славятся своей кухней. Сиреневые и черемуховые облака плавают над Матросской слободкой и Голубиной падью. И аромат этот перемешивается с океанскими запахами над Владивостоком, пробуждая в горожанах сладкое томление и неуемное желание разделить этот чудный вечер с ней или с ним, или уж по крайней мере не захлебнуться в восторге одному…В этом можно отдохнуть от суеты и провести вечер с любимым человеком. Porto Franco – кафе во Владивостоке. Спустившись по комфортной подсвеченной лестнице, попадаешь в совершенно другую атмосферу - как будто входные двери, словно гильотина, отсекают весь шлейф повседневных забот и неприятностей. Далеко не случайно, что каждый предмет несет в себе определенную информацию, заставляет думать, мечтать и вспоминать.Рестораны и кафе Владивостока Вас ждут.
Кафе Владивосток. Знаменитый "Порто-Франко" занимает особое место среди кафе Владивостока. В ресторане любила собираться богема и элита. Тип кухни: европейская, русская. И вот уже мысли быстрей лошадиных копыт несутся туда, где вечный праздник, где коньячное марево, перемешанное с французским парфюмом, сладко дурманит сознание и тянет всю суть твою в какой то другой мир, в какую-то новую галактику, готовую приоткрыть свои таинственные двери, на которых висит табличка: Балаганчик «Порто Франко». Для тех, кто любит Жить!Рестораны Владивостока славятся своей кухней. Можно отдохнуть от суеты и провести вечер с любимым человеком. Porto Franco – ресторан во Владивостоке. На сегодняшний день на Дальнем Востоке это в некоем смысле уникальное заведение стиля Модерн, сочетающего в себе лучшие традиции ресторанной культуры, присущие Владивостоку дореволюционного периода - как в кулинарии, так и в развлечениях.
Знаменитый "Порто-Франко" занимает особое место среди кафе Владивостока. В ресторане любила собираться богема и элита . Тип кухни: европейская, русская. рестораны владивостока славятся своей кухней. Сиреневые и черемуховые облака плавают над Матросской слободкой и Голубиной падью. И аромат этот перемешивается с океанскими запахами над Владивостоком, пробуждая в горожанах сладкое томление и неуемное желание разделить этот чудный вечер с ней или с ним, или уж по крайней мере не захлебнуться в восторге одному…В этом можно отдохнуть от суеты и провести вечер с любимым человеком. Porto Franco – кафе во Владивостоке. Спустившись по комфортной подсвеченной лестнице, попадаешь в совершенно другую атмосферу - как будто входные двери, словно гильотина, отсекают весь шлейф повседневных забот и неприятностей. Кафе Владивосток. Далеко не случайно, что каждый предмет несет в себе определенную информацию, заставляет думать, мечтать и вспоминать.Рестораны и кафе Вас ждут.
Понедельник - Пятница до полуночи...
Днём,в ритме века,с 12 до 15 -бизнес-ланч
Суббота - Воскресенье до 2 часов ночи...

Сентября

21

Четверг

Дальневосточные ведомости

Осенний Асеев и его уцелевшая «Бомба»

«Балаганчик» — под таким названием он открылся в 1919 году. Идея принадлежала Николаю Асееву, Давиду Бурлюку и Сергею Третьякову. Три года у актера Сергея Фомина ушло на воскрешение подвала бывшего «Балаганчика», и уже 5 лет он функционирует в качестве ресторации «Порто-Франко». Там и присмотрела себе местечко для ежегодных собраний дальневосточная книжная «богема» — участники дальневосточной выставки «Печатный двор» и библиотекари. Идея принадлежит Александру Брюханову — популярному радиожурналисту, а ныне главному библиотекарю Приморья.
На этот раз (второй) был поэзо-вечер, посвященный сборнику стихов Асеева «Бомба», весь тираж которого был сразу же уничтожен, а единственный уцелевший экземпляр сохранился в Обществе изучения Амурского края. Его передала туда Вера Михайловна Штемпель, в доме которой когда-то собирались литераторы, в том числе и Асеев.

Содержательную часть подготовила главный хранитель краевой библиотеки имени Горького, заслуженный работник культуры Татьяна Пустовая. За роялем — неизменный Леонид Букин. На столах нехитрая снедь — сообразно рациону начала 1920-х. Татьяна Ивановна рассказывает о Маяковском, которому передали новый сборник Асеева: «Бомбой» взорван с удовольствием». Только что вернувшийся из Петербурга архитектор Юрий Лиханский, работавший там в архивах, отыскал портреты Бурлюка, Асеева и его жены Ксении и скоро их опубликует. Борис Лапузин читает написанный по случаю «Перевернутый сонет».

Для многих внове был рассказ о сестрах Синяковых. Их было пятеро, сестры получили необычное воспитание у отца-черносотенца и матери-безбожницы, ходили в хитонах с распущенными волосами, смущая округу, были независимы и не чужды поэтическим причудам и к тому же хороши собой. В их усадьбу в Красной Поляне под Харьковом зачастили практически все самые известные поэты начала ХХ века. В итоге на сестрах Синяковых были женаты Пастернак, Бурлюк и Асеев, за старшей ухаживал Маяковский, а Велимир Хлебников был влюблен во всех поочередно. Получается, в доме Синяковых родился футуризм. Но брак на всю жизнь получился только у Асеева.
С любимой женой и музой Оксаной Синяковой («Ты всему была заказчицей, что в строке отозвалось»), мечтавшей стать пианисткой, и сел однажды в транссибирский экспресс младший чин стрелкового полка Николай Асеев. Когда сказали, что дальше поезд не пойдет, вышли во Владивостоке.
Асеев прожил во Владивостоке 5 лет. Был помощником заведующего биржей труда. В 1918 работал в Японии, участвовал в тамошнем журнале. Был ночным выпускающим газеты «Красное знамя», а также корректором, фельетонистом («Фельетонами лысея, над газетой спит Асеев»), писал под псевдонимами Буль-Буль и Малка Иволга. Был литературным редактором журнала «Великий океан». Выступал на митинге союза грузчиков на Эгершельде — туда привел его Сергей Лазо. Выпускал журнал «Творчество». Номер «Красного знамени» за 1 мая 1920 года открывался стихами Асеева. А всего во Владивостоке Асеев написал 150 стихов, очерков и статей. «Да здравствует революция, сломившая власть стариков!..» «Были молоды — шагая, швырялись дверьми»...
Третьяков окончит свои дни в ГУЛАГе. Бурлюк эмигрирует в 1920-м. Асеев станет другим — не футуристом, живущим «на восклицательном знаке», как сказал о нем Пастернак. Его вызовет в Москву Луначарский, и он станет советским поэтическим мэтром. Заступится за «Местеров» Воскресенского — за эту его взрывную «Бомбу». Но это уже другая, не владивостокская история.
А в нынешнюю ежегодную литературную пятницу состязались в чтении стиха Асеева — кто как может, экспромтом. Нанайский поэт Константин Бельды, приехавший на «Печатный двор» из села Троицкого Хабаровского края, даже кусочек на нанайский перевел. За считанные минуты, на салфетке. Сохранив мелодику Асеева! Потом принялись переводить на якутский и удэгейский (круг участников «Печатного двора» многонационален). А лучше всех прочел Александр Куликов — поэт, любитель поэзии, в том числе и Асеева, китаист и руководитель Института Конфуция в ДВГУ.
У «Балаганчика» век назад были литературные пятницы. А у нынешнего — литературная осень. Увы, только раз в году. А как хотелось бы каждую пятницу!

 

Ирина АНГАРСКАЯ.
09.10.2008 (06:32)